понедельник, 8 февраля 2016 г.

О запрете обучения

Точнее, о новой области "импортозамещения", вскользь освещенной в заметке друга и соратника Алексея Лукацкого, захотелось написать в первом посте 2016 года. Речь, как вы уже поняли, пойдет о пресловутом перечне поручений Президента РФ, "рожденного" после не менее пресловутого форума "Интернет-экономика 2015" - точнее, о пункте 7. Как человека, весьма близкого к образованию, меня привлекли красочные эпитеты заметки Алексея, и я решил разобраться: что на самом деле и почему решили запретить.

Подлежащие рубке конечности, как оказалось, растут из выступления Натальи Касперской - конкретно, с 11:05 по 12:46. Смотрим:



Вообще, само по себе выступление достаточно интересное, изобилует новыми терминами и идеями. Если до просмотра попытаться выправить профессиональную деформацию и поставить себя на место основной целевой аудитории форума (конкретно - одного-двух человек) - практически все они становятся не только понятны, но и приемлемы. Тем, кто этого не сделал, настоятельно рекомендую провести над собой такой тренинг. Но мы отвлеклись - вернемся к образованию, которое "где-то потерялось".

В докладе присутствует четкая формулировка проблемы - "крупные международные компании имеют свои кафедры и довольно сильно распространяют свое влияние", следствия - "студенты, выходя из вуза, уже имеют предустановленную модель в голове", и решения - "изменить программы обучения, сфокусировав их на отечественных технологиях". Практический опыт подсказывает: нельзя эффективно решить проблему, не воздействуя на причину ее появления. Однако формулировка причины, почему все это происходит, в докладе отсутствует.

Эксперты, готовившие перечень поручений, очевидно, в качестве причины приняли отсутствие государственной системы сертификации электронных учебных материалов и образовательных программ. Тем самым, простой и проторенный путь государственного регулирования одержал верх над глубинным пониманием проблем образования. Однако я, как преподаватель с небольшим, но все-таки стажем, осмелюсь предположить, что причина в другом.

Вы, наверное, уже знаете, что в моем городе есть государственный университет, в котором есть кафедра защиты информации, на которой я служил преподавателем. Я более чем уверен, что учебный план по дисциплине "Комплексная защита объектов информатизации",  в соответствии с которым я обязан был вести преподавательскую деятельность, утвержден министерством образования. Но учебные материалы мне полагалось готовить самому - и здесь у меня был полный карт-бланш.

Преподавательская деятельность для меня была не более чем хобби. Я получал удовольствие от процесса: общался с молодыми людьми, тренировал свои навыки публичных выступлений и, конечно, передавал знания. Главную цель, которую я ставил в учебном процессе - научить молодых специалистов принимать решения и отвечать за них. Основным критерием оценки проектов по защите выдуманных ими же самими хозяйствующих субъектов была аргументация.

У студентов была полная свобода в выборе продуктов и технологий. Они долго и кропотливо изучали рынок, сравнивали, спорили и выбирали в основном отечественные и опенсорсные решения.

За все это я получал зарплату. Десять тысяч рублей. В семестр. Представить не могу, как можно прожить на такие деньги но, предположим, будь я настоящим преподавателем, я зарабатывал бы чуть больше. И если бы "крупные международные компании" прознали про Череповецкий государственный университет и пришли бы распространять на меня свое влияние - как думаете, что бы стало со свободой выбора у моих студентов?

По этой причине врач-терапевт выписывает нам лекарство на бланке его производителя дорогой ручкой с золотым пером и лейблом фармацевтической компании. По этой причине чиновник говорит, что решить вопрос можно быстрее, обратившись в контору с неприметной дверью за углом ведомственного здания. По этой причине технический аудитор "сливает" друзьям-мошенникам данные из отчета о проникновении в банковскую систему. По этой причине лекция известного эксперта превращается в рекламу продуктов и услуг его основного работодателя. Коррупция? Нет.

Этика.

Мозг студента - чистая книга. Туда можно вливать все, что угодно, и его, как говорил Чингиз Айтматов, не стошнит. Если вы, уважаемые господа, хотите устранить причину перекоса в образовательном процессе, разработайте стандарты поведения для преподавателей и заставьте соблюдать их. Это в качестве кнута. А в качестве пряника используйте то самое "финансирование", о котором говорит госпожа Касперская. Поменяйте цели и систему мотивации образовательного процесса, главными критериями которой должны стать отсутствие предвзятости и свобода выбора. Набившей оскомину сертификацией вы заместите одну проблему другой, решая при этом свои собственные. Причина? Выделенное жирным слово, смотрите выше.

Невозможно "импортозамещать" знания, нельзя запрещать их. Кризис - лучшее время для обучения. Если мы действительно хотим обеспечить технологический рывок для нашей экономики, нужно с удвоенной силой выкачивать то лучшее, что можно выкачать из интеллектуальных копилок мировых лидеров, и создать условия для применения полученных знаний здесь, у нас в стране. Не получается, и не понимаем, почему? Слово на букву "Э" прекрасно формулирует и эту причину.

Комментариев нет :

Отправить комментарий