среда, 5 октября 2011 г.

Противоборство тайн


Споры о том, насколько правомочна передача банками просроченных кредитов (а вместе с ними и сведений о должниках) коллекторским агентствам ведутся не один год с переменным успехом для противоборствующих сторон - граждан и банкиров. И вот сегодня Президиум Высшего арбитражного Суда Российской Федерации опубликовал информационное письмо, которое, по мнению некоторых экспертов (в частности, Алексея Лукацкого и toparenko), ставит точку в этом вопросе. Попробуем разобраться, так это или нет и, по сложившейся традиции, конечно же будем препарировать.

Говоря о статусе обсуждаемого документа - это именно "информационное письмо" с рекомендациями ВАС по принятию судебных решений относительно вопроса, рассмотренного в этом письме, для арбитражных судов РФ. Какой же вопрос рассмотрел ВАС при составлении письма? Читаем преамбулу:

"... Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров ..."

Заметьте, дорогие читатели - НИ СЛОВА о ПДн в общем или 152-ФЗ в частности, и это первый ключевой момент. Далее следует 17 пунктов - примеров из судебной практики по вопросу применения административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей, мы же, как и эксперты, остановимся на пункте № 16:

Уступка банком лицу, не обладающему статусом кредитной организации, не исполненного в срок требования по кредитному договору с заёмщиком-гражданином не противоречит закону и не требует согласия заёмщика.

Именно подчеркнутые слова и стали той самой "лакмусовой бумажкой" для экспертов в области защиты ПДн, которые сразу заявили, что банкам теперь можно спокойно передавать ПДн должников в рамках договора цессии (переуступки права) - ведь "закону не противоречит" и "согласия не требует". Однако вспоминая, о каком законе идет речь в информационном письме, невольно приходит мысль: при чем здесь, простите, законодательство о персональных данных? Прочтение текста, изложенного в пункте 16, лишь подтверждает, что ПДн здесь совершенно не при чем:

"Кредитная организация была привлечена органом Роспотребнадзора к административной ответственности за нарушение прав потребителей (часть 1 статьи 14.8 КоАП РФ), выразившееся в доведении до потребителей недостоверной информации, касающейся возможности уступки банком права требования просроченной задолженности по кредитному договору третьим лицам без согласия должника ... указанная информация не соответствует положениям пункта 2 статьи 388 ГК РФ, так как уступка права требования без согласия должника в договоре потребительного кредитования невозможна, поскольку личность кредитора имеет существенное значение для должника."

Оказывается, речь идет совершенно о другом - о защите прав потребителей, да и "согласие должника" это совершенно иная сущность, нежели "согласие субъекта на передачу ПДн третьим лицам". Смотрим далее:

"... Согласно статье 382 ГК РФ для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором, при этом в законодательстве Российской Федерации отсутствует норма, которая бы устанавливала необходимость получения согласия заёмщика-гражданина на уступку кредитной организации требований, вытекающих из кредитного договора ..."

Речь идет о правах кредитора, и действительно, в РФ нет нормы, которая обязывала бы банк брать согласие должника на переуступку долга третьей стороне. НО зато есть закон, обязывающий брать согласие на передачу ПДн, и вот здесь начинается самое интересное:

"... Суд кассационной инстанции также указал, что уступка требований, вытекающих из кредитного договора, не нарушает нормативных положений о банковской тайне (статья 26 Закона о банках), так как в соответствии с частью 7 данной статьи цессионарий, его должностные лица и работники обязаны хранить ставшую им известной информацию, составляющую банковскую тайну, и эти лица несут установленную законом ответственность за её разглашение (в том числе и в виде обязанности возместить заёмщику причинённый разглашением банковской тайны ущерб) ..."

Получается, что коллектор (цессионарий), которому банк передает сведения при уступке права по договору цессии, хоть и не является кредитно-финансовым учреждением в общем смысле этого слова, но обязан хранить полученную банковскую тайну. Если же рассматривать ПДн должника, передаваемые коллектору вместе с долгом, как банковскую тайну, то нет никаких проблем: владельцем передаваемых сведений является сам банк, и он вправе передать их по своему собственному решению. Но если рассматривать ПДн как самостоятельную тайну, то владельцем ПДн является сам субъект, и получается, что банк, передавая ПДн должника, нарушает закон 152-ФЗ, говорящий о том, что на передачу ПДн необходимо согласие, тем более, что вместе с ПДн самого должника банк, как правило, передает коллекторам сведения и о поручителях, и о родственниках.

Таким образом, вывод о том, что у банков теперь развязаны руки при передаче ПДн должника мне кажется не соответствующим действительности. Да, с точки зрения законодательства о защите прав потребителя с этим нет никаких проблем, и банк действительно может не брать согласие на передачу прав кредитора (т.е. сегодня был должен одному - завтра будешь должен другому). Но в отношении ПДн вопрос как был спорным, так и остался: вопросы уступки права обработки ПДн по договору цессии в информационном письме никак не затронуты - речь в нем идет совершенно о другом. 

Комментариев нет :

Отправить комментарий